Горячая линия:
8 (861) 259 07 51

Вторжение боевиков в Дагестан (1999)

     7 августа 1999 года, началось вторжение боевиков-"ваххабитов" из Чечни на территорию Дагестана. Более месяца в республике продолжались бои. Эти трагические события во многом стали переломными для истории Дагестана, Северного Кавказа и всей России.

Предыстория

После подписания в 1996 году Хасавюртовских соглашений и вывода российских войск из Чечни ислам салафитского толка (ваххабизм) стремительно превращался в республике в заметную военно-политическую силу. Этому способствовал курс президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева на ускоренную исламизацию чеченского государства.

Не все чеченские лидеры приветствовали этот курс. В частности, Аслан Масхадов, занимавший в период правления Яндарбиева пост премьер-министра, был против поспешного объявления ислама государственной религией. Однако в начале 1999 года уже сам Масхадов, находясь на посту президента и стремясь укрепить свои позиции, ввел в Чечне "полное шариатское правление". 

В апреле 1998 года в Грозном состоялся Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИДорганизация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"), председателем которого избрали известного чеченского полевого командира Шамиля Басаева. Целью создания организации было заявлено "освобождение мусульманского Кавказа от российского имперского ига". И именно под эгидой Конгресса (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла") были созданы вооруженные формирования, ставшие главной ударной силой при вторжении в Дагестан.

В самом Дагестане попытки отмежеваться от России под исламистскими лозунгами предпринимались еще за год до рейда боевиков из Чечни. 

Весной 1998 года была создана Исламская шура   Дагестана. В нее вошли представители салафитских джамаатов, несколько алимов и имамов мечетей горного Дагестана, относящихся к сторонникам "традиционного" ислама.

В августе 1998 года местные салафиты в Карамахи, Чабанмахи и Кадаре (Буйнакский район) заявили, что эти селения объединяются в независимую общину, жизнь которой регулировалась шариатским судом и шурой. На дороге, ведущей в Чабанмахи, был установлен блокпост, а на одной из гор вывесили зеленый мусульманский флаг. Рядом был установлен щит со предупреждением: "На этой территории действуют шариатские законы".Таким образом, в Кадарском ущелье был создан ваххабитский автономный анклав, известный как Кадарская зона.

Один из лидеров дагестанских исламистов Багаутдин Кебедов (Магомедов) высказывал мнение, что правительство Дагестана находится в состоянии "ширка" (язычества) и называл себя приверженцем исламского государства. Прототипом такого государства, с точки зрения "ваххабитов", стала отдельная исламская территория в Кадарской зоне.

В сентябре 1998 года глава МВД РФ Сергей Степашин провел переговоры с лидерами исламистов. Побывав в селе Карамахи, министр заявил: "Я бы предостерег всех от навешивания ярлыков "ваххабиты", "экстремисты". У нас свобода вероисповедания. …все мирно будем вам помогать, я вам даю честное слово. С мирным населением никто воевать не будет”. Степашин пообещал не предпринимать в отношении общины силовых действий в обмен на сдачу имеющегося у них оружия. Оружие сдано не было, но до августа 1999 года никаких мер по подавлению анклава власти не предпринимали.

1 августа 1999 года, за неделю до крупномасштабного вторжения из Чечни, было также объявлено о введении шариатского правления в селах Эчеда, Гакко, Гигатли и Агвали Цумадинского района.

 

Начало вторжения

Массовое проникновение чеченских боевиков в Дагестан началось 7 августа 1999 года. В этот день на территорию республики вошли более тысячи вооруженных бойцов из Чечни. Сразу были захвачены села Ансалта, Рахата, Шодрода и Годобери Ботлихского района, а в течение нескольких следующих дней - другие населенные пункты в Ботлихском и Цумадинском районах.

Ядро группировки НВФ составляли иностранные наемники и бойцы "Исламской международной миротворческой бригады", созданной под эгидой КНИД (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла") и связанной с "Аль-Каидой". Во главе группировки стояли чеченский полевой командир Шамиль Басаев и исламистский военный лидер родом из Саудовской Аравии, известный под именем Хаттаб. (Сам Хаттаб в середине 1990-х некоторое время жил в селе Карамахи. Уроженка села, даргинка Фатима Бидагова была одной из его жен.)

10 августа Исламская шура Дагестана распространила "Обращение к чеченскому государству и народу", "Обращение к парламентам мусульман Ичкерии и Дагестана", "Декларацию о восстановлении исламского государства Дагестан" и "Постановление в связи с оккупацией государства Дагестан". В документах говорилось об образовании на территории республики исламского государства.

Назначение Владимира Путина главой правительства

8 августа Дагестан посетил глава российского правительства С.Степашин. На следующий день он был отправлен в отставку. На заседании президиума кабинета министров в день своей отставки Степашин заявил: "Очень тяжелая обстановка, пожалуй, мы можем действительно потерять Дагестан".

Место Степашина на посту главы правительства занял директор ФСБ Владимир Путин. 9 августа, назначая Путина и.о. премьер-министра, президент Ельцин выразил надежду, что именно этот человек будет через год избран новым главой государства. 

Вытеснение боевиков в Чечню 

11 августа началась войсковая операция по оттеснению боевиков из Дагестана. При этом на стороне федерального центра выступили не только российские силовики, но и дагестанские ополченцы. Руководил  ополчением зампредседателя правительства Дагестана Гаджи Махачев. В ополчении была задействована возглавляемая Махачевым военизированная аварская организация "Народный фронт Дагестана имени имама Шамиля".

Против боевиков были задействованы артиллерия и авиация. 12 августа поступили первые сообщения о бомбардировке с воздуха баз НВФ в Чечне, а еще через день - о кратковременном выдвижении на чеченскую территорию колонн российской бронетехники.

12 августа замглавы МВД РФ И.Зубов сообщил, что президенту Чеченской Республики Ичкерия Масхадову направлено письмо с предложением провести совместную с федеральными войсками операцию против исламистов в Дагестане. Он также предложил Масхадову "решить вопрос о ликвидации баз, мест складирования и отдыха незаконных вооруженных формирований, от которых чеченское руководство всячески открещивается".

С 16 августа Масхадов ввел на территории республики чрезвычайное положение. И в тот же день на митинге в Грозном он заявил: "Мы не имеем никакого отношения к тому, что происходит в Дагестане, и расцениваем это как чисто внутреннее дело России". В резолюции митинга говорилось, что "за действия единичных добровольцев не несут ответственность ни руководство, ни народ Чечни", а Россия обвинялась в стремлении использовать Дагестан "как трамплин для развязывания кровавой войны в Чечне". 24 августа командование Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе сообщило, что федеральные войска освободили последние захваченные боевиками села - Тандо, Рахата, Шодрода, Ансалта, Зиберхали и Ашино. Шамиль Басаев с уцелевшими боевиками ушел в Чечню. 

25 августа российские ВВС впервые нанесли бомбовые удары по чеченским селам вблизи Грозного, где, по данным разведки, находились базы Басаева и Хаттаба.

Ликвидация анклава в Кадарской зоне

2

9 августа, после окончания боев в Ботлихском районе, началась войсковая операция по ликвидации ваххабитского анклава в Кадарской зоне. Руководили операцией главком внутренних войск МВД РФ генерал-полковник В.Овчинников и министр внутренних дел РД генерал-майор А.Магомедтагиров.

31 августа села Карамахи, Чабанмахи, Кадар, Дуранги, прилегающие хутора и гора Чабан были блокированы федеральными частями. Поскольку горные высоты и подступы к селениям были заминированы боевиками, местность была зачищена с привлечением артиллерии и авиации федеральных сил. Обе стороны конфликта несли потери. 

Об окончательном взятии под контроль Чабанмахи и Карамахи было сообщено 12 сентября.

В результате операции в Кадарской зоне были полностью разрушены 1850 домов местных жителей.

Бои в Новолакском районе

5 сентября около 2 тыс. боевиков под командованием Басаева и Хаттаба вновь перешли чечено-дагестанскую границу и заняли села и господствующие высоты в Новолакском районе Дагестана.

В зону боевых действий были переброшены внутренние войска и бронетехника, а российские ВВС совершили ряд боевых вылетов в Ножай-Юртовский район Чечни, где, по утверждению военных, подвергли бомбардировке исключительно формирования боевиков, направлявшиеся на подмогу в Дагестан.

7 сентября федеральные войска, силы МВД и дагестанские ополченцы остановили продвижение боевиков в 5 км от города Хасавюрт.

 14 сентября федеральные силы отбили село Тухчар Новолакского района. Была проведена зачистка райцентра Новолакское, сел Шушия и Ахар.

По свидетельствам очевидцев, действуя Новолакском районе, федеральные силы опирались на поддержку населения и чувствовали себя освободителями. В этом плане ситуация отличалась от Кадарской зоны. Ведь в анклаве "ваххабитов" силовики ощущали себя "не освобождающими собственную территорию, а скорее занимающими враждебную".

Завершение кампании в Дагестане

15 сентября министр обороны РФ Игорь Сергеев доложил, что территория Дагестана полностью освобождена.

После вытеснения боевиков из Дагестана российские войска продолжили вести бои в Чечне.

29 сентября 1999 года в Хасавюрте должны были состояться переговоры председателя Госсовета Дагестана Магомедали Магомедова с президентом Чечни Асланом Масхадовым. Однако встреча была сорвана. По официальной версии, переговоры не состоялись из-за того, что местные жители перекрыли дорогу в районе Хасавюрта и дагестано-чеченской границы, не пропуская в райцентр, как чеченскую делегацию, так и кортеж Магомедали Магомедова. Участники акции выступали против проведения таких переговоров, заявляя, что Аслан Масхадов должен был встретиться с дагестанской стороной, когда боевики из Чечни совершали нападение на Дагестан.

Сам Магомедали Магомедов также осуждал чеченского лидера за то, что тот не выразил своего отношения к нападению боевиков на дагестанские районы со стороны Чечни. Однако по итогам переговоров должно было состояться публичное осуждение Масхадовым акта вооруженного вторжения в Дагестан и выдача правоохранительным органам дагестанcких лидеров исламистов Адалло Алиева, Сиражутдина Рамазанова, Багаутдина Магомедова (Кебедова) и Магомеда Тагаева. Кроме того, планировалось обсуждение мер по организации совместной работы по борьбе с бандитизмом, терроризмом и преступностью.

Рассуждая о причинах срыва встречи, СМИ выдвигали разные версии. Пикет местных жителей, по некоторым данным, был организован при непосредственном участии главы администрации Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова. И либо Умаханов вышел из-под контроля Махачкалы, либо Магомедали Магомедов сам не стремился попасть на встречу в силу каких-то неожиданных обстоятельств.

Магомедов выехал на встречу с Масхадовым по поручению премьер-министра Путина , то есть несостоявшаяся встреча фактически стала срывом планов федерального центра по урегулированию ситуации вокруг Чечни.

До инцидента российский премьер выражал надежду, что руководство Чечни "проявит конструктивизм, желание к деловому диалогу", а также "заявит о готовности освободить свою территорию от международных бандформирований". Однако после срыва встречи окружение Владимира Путина поспешило заявить, что лидер Дагестана должен был лишь выслушать Масхадова и получить информацию из первых рук, но полномочия официального представителя Москвы на переговорах с Грозным ему не делегировались.

Впоследствии в интервью журналу "Коммерсантъ Власть" неназванный дагестанский министр рассказывал, что встреча Магомедова и Масхадова была сорвана Ахматом Кадыровым, который "дружил с Умахановым".

Теракты

Вооруженное вторжение боевиков в Дагестан сопровождалось серией терактов в российских городах. В результате подрывов жилых домов в сентябре 1999 года погибли 315 человек. 

Первый взрыв прогремел ранним утром 4 сентября в дагестанском городе Буйнакске, в доме, где проживали преимущественно семьи военнослужащих (64 погибших). На следующий день была обезврежена еще одна бомба, заложенная у буйнакского военного госпиталя. За этим последовали два взрыва в Москве - на улице Гурьянова (109 погибших) и на Каширском шоссе (124 погибших). 16 сентября был подорван грузовик, начиненный взрывчаткой, около жилого дома в Волгодонске (18 погибших).

Кроме того, 31 августа 1999 года произошел взрыв в подземном торговом комплексе на Манежной площади в Москве, в котором погиб один человек и несколько десятков были ранены. Взрыв, первоначально объявленный криминальной разборкой, позднее был переквалифицирован в теракт.


22 сентября 1999 года в Рязани несколько человек были замечены при закладывании мешков с гексогеном в жилом доме. По официальной версии, это были учения, организованные ФСБ.

Последствия вторжения

В ходе дагестанской кампании были убиты 275 российских солдат и офицеров, 937 ранены. Кроме того, погибли 37 ополченцев, свыше 720 были ранены. Потери боевиков составили около 2500 человек.

19 сентября 1999 года в Дагестане был принят закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан", запретивший пропаганду идеологии и практику ваххабизма в республике. Аналогичные нормативные акты были приняты также в Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Чечне. Однако ни в одном из этих законодательных актов не содержится конкретного упоминания признаков ваххабизма.

Последний президент Ичкерии Доку Умаров в 2007 году объявил о создании на Северном Кавказе исламского государства "Имарат Кавказ". Дагестан и Чечня вошли в число составных частей этого самопровозглашенного образования. В России и США организация "Имарат Кавказ" признана террористической.

Контртеррористическая операция (КТО) в Чечне в активной фазе продолжалась до лета 2000 года. Созданную в республике пророссийскую администрацию возглавил Ахмат Кадыров. Полностью режим КТО был отменен в Чечне только в апреле 2009-го. 

 

13 Ноябрь 2019
Встреча с Хабибом Нурмагомедовым
Встреча с Хабибом Нурмагомедовым
05 Ноябрь 2019
День народного единства
День народного единства